Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Никакой цифровой экономики не будет


«В 2000 году лауреат Нобелевской премии Ричард Стоун проанализировал, в каких отраслях компьютеры позволили поднять производительность труда, и выяснил, что таких отраслей нет, кроме одной – производство компьютеров. Компьютеры тотально внедрены, но производительность труда упала в 10 раз, то есть, компьютеры не дали экономике ничего» Великий экономист, демограф, математик Томас Мальтус полагал, что численность человечества растёт по экспоненте, в одинаковое число раз, в одинаковые промежутки времени. И действительно, каждый вид, от амёб до слонов, растёт по этому закону, если есть избыток ресурсов. Кроме нас с вами. Мы с вами – суперхищники. В течение миллиона лет мы росли по красной кривой, по гиперболе. А высшая точка гиперболы, которую на Западе называют точкой сингулярности, а в нашей научной школе – точкой обострения, – это 2025 год. Сейчас происходит главное событие мировой истории. XXI век войдёт в историю не как век атома, не как век космоса и даже цифровизации или мировых войн, он войдёт как век глобального демографического перехода, который меняет алгоритм развития человечества.
Почему мы росли не так, как все остальные? Мы – технологическая цивилизация, мы научились передавать информацию – жизнеобеспечивающие технологии – в пространстве из региона в регион, и во времени – из поколения в поколение.
Меняется радикально всё. Сейчас ситуация такова: в развитых странах из 100 человек в сельском хозяйстве работают двое, в промышленности – 10, в управлении – 13. Спрашивается: а что же должны делать ещё 75 человек? Ответа два. Ответ, который дал в свое время Барак Обама, прост: мы построим многоэтажный мир, и пусть они – как хотят. Ответ второй – традиционные ценности: каждый имеет право на жизнь. По сути дела, именно сейчас будет решаться этот вопрос.
В США за золотое десятилетие – с 1958 года по 1968 – когда производительность труда росла на 2,5% в год, удалось создать золотой миллиард. Это обеспечили всего лишь три инновации, которые не имеют отношения к компьютерам. Далее производительность падает, и вот сейчас она упала в 10 раз в сравнении с тем, что было. В 2000 году лауреат Нобелевской премии Ричард Стоун проанализировал, в каких отраслях компьютеры позволили поднять производительность труда, и выяснил, что таких отраслей нет, кроме одной – производство компьютеров. За время развития компьютеров производительность компьютера выросла в 250 миллиардов раз. Ни одна технология не знала ничего похожего. Компьютеры тотально внедрены, но производительность труда упала в 10 раз, то есть компьютеры не дали экономике ничего. Мы переживаем острый кризис производительности.
С другой стороны, компьютеры сделали очевидным неравенство. Сейчас примерно 6 миллиардов человек говорят следующее: «Отдайте наше. Мы хотим жить как тот самый золотой миллиард». И поэтому у нас несколько альтернатив: первая – это бесконечные реформы, в результате которых мы скатываемся в средневековье; второе – это мировая война, которая отбросит назад огромные регионы и заставит их помириться с их жалким положением, и третье – те самые технологии, которые мы сумеем найти, которые были бы экономически значимыми. Очевидно, они не будут связаны с компьютерами.
В начале прошлого года на русском языке вышла книга Клауса Шваба «Четвёртая промышленная революция». Это создатель Давосского экономического форума. По его мысли, с 2015 года началась революция, связанная с мобильным интернетом, мини-производственными установками, искусственным интеллектом и обучающимися машинами. Более тысячи экспертов, которые были привлечены на Давосский экономический форум, предсказали, что до 2025 года будет 21 переломный пункт. Один переломный пункт мне очень понравился – это вживляемый мобильный телефон. Когда я спросил американских коллег: «Вдумайтесь, что вы говорите. Вот сейчас, когда у нас телефон выключен, то наши спецслужбы легко определяют наше позиционирование, но тут он будет вживляемый». Они мне объясняют: «Никаких проблем. Каждый, кто вживит телефон, получит прибавку к зарплате. Ну какой дурак откажется?» Соответственно, 10% носят одежду, подключённую к сети интернет. Это означает, что каждый носит, соответственно, ещё и детектор лжи на себе постоянно, и так далее. То есть, по сути дела, это технологическая реализация того, что было в фильме «Матрица», который сняли братья Вачовски в 1999 году, когда 1% человечества не может справиться с реальными проблемами и погружает 99% остальных, которые не нужны для производства, в наркотический сон, а сами распоряжаются дискурсом в этом сне.
Но давайте посмотрим, зачем применены компьютеры. Они играют важнейшую роль, но не экономическую, а социальную. Они являются убийцами нашего свободного времени. Пять лет назад Институт социально-политических исследований РАН провёл исследование и выяснил, что российские мужчины главному, а именно российским женщинам и российским детям, уделают 45 минут в сутки, а компьютерам, телевизорам и социальным сетям – 4 с половиной часа.
Теперь перейдем к программе «Цифровая экономика Российской Федерации». В ней есть 8 направлений: государственное регулирование, информационная инфраструктура, исследования, разработки, кадры и образование, информационная безопасность, государственное управление и цифровое здравоохранение. Что касается цифровой экономики, слово «цифровая» – оно абсурдное. Это масло масляное. Экономика всегда была цифровой.
Мне довелось обсуждать эту тему в Российском союзе промышленников и предпринимателей. Я задавал всем выступающим один вопрос: какое из этих направлений – а будет вкладываться больше 100 млрд. рублей – даст экономический эффект? Вы знаете, ни одно! Более того, то, что касается информационно-цифровой экономики – это не сегодняшний день и не завтрашний, это вчерашний день. Мировой выпуск в информационно-коммуникационных технологиях составляет 34,4 триллионов долларов. В 2015 г. он уменьшился на 6%, а в 2016 – еще на 0,6 и т.д.
Это – прошлое, это не завтрашний день! То есть мы, по существу, плетемся в хвосте Давосских рекомендаций. Наша цифровая экономика в той программе, которая была опубликована, похожа на морскую свинку – не морская и не свинка, не цифровая и не экономика.
Спрашивается: может быть, действительно, можно обойтись без компьютеров? К сожалению, нет, коллеги. А программы, которые мы все используем, содержат десятки тысяч уязвимостей.
Мне довелось беседовать с Жоресом Ивановичем Алферовым о цифровой экономике. Он очень хорошо сказал: «Абсурдно говорить о какой-то цифровой экономике, не имея элементной базы». По данным журнала «Электроника», мы покупали 60% всей элементной базы до того, как была начата программа импортозамещения. А вот после того, как она была начата, мы начали покупать 90%.
Одна из вещей, о которой всегда говорят, обсуждая цифровую экономику – это роботы. В мире на 10 тысяч работающих приходится 69 роботов, в Южной Корее – 540, у нас – 2. Говорят, что роботы вытеснят людей, но это не так на сегодняшний день. Анализ американской автомобильной промышленности показал, что после закупки 80 тысяч роботов в течение 5 лет численность занятых выросла на 240 тысяч человек. Это просто другое качество труда.

Георгий Малинецкий
Заведующий отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН им. Келдыша, профессор, член научного совета Военно-промышленной комиссии

Нефтяной фонд Норвегии заработал для пенсионеров 63 миллиарда долларов

А мы опять раздаем кредиты, которые потом или рефинансируем, или списываем. Наши внуки будут бедными, голодными и холодными.


Государственный пенсионный фонд Норвегии (Нефтяной фонд) в первом полугодии увеличился на рекордные 63 миллиарда долларов и превысил один триллион долларов. Резкому росту активов способствовала благоприятная ситуация на рынках акций и большой объем накопленных средств, считают в фонде.
Подробнее.

Цифровые двойники как база для цифровой трансформации индустрии

Студенты должны изучать не теории и конструирование, а цифровых двойников изделий и методы их создания. Так будет если верить этой статье Княгинина.

В настоящий момент скачок в производительности опирается на соединение традиционных операционных и информационных технологий, а также на распространение «умных (саморегулируемых) машин». Данные при этом превращаются не только в главный инструмент создания новой ценности, но и в самостоятельный товар.

Так, подразделение компании General Electrics «GE Aviation» сформировало свою цифровую платформу, позволившую принимать в потоковом режиме и анализировать данные о состоянии работающих авиационных двигателей. Это дало возможность предсказывать их техническое состояние и осуществлять профилактическое обслуживание, предотвращая поломки. Были проанализированы 340 терабайт данных о 3,4 млн. полетов 25 авиакомпаний – в итоге производительность выросла на порядки, а затраты на техобслуживание снизились в 7 раз.

Экономика становится по-настоящему «цифровой», подключенной, интеллектуальной, ее двигает целый комплекс новых бизнес-идей и технологических решений. Вокруг них и будет разворачиваться конкурентная борьба на мировых рынках в ближайшие десять лет.

Это умные машины и интеллектуальные сенсоры. Цифровые платформы и мобильность. Тотальная подключенность (индустриальный интернет) и прослеживаемость. Предиктивная и прескриптивная аналитика, удаленные мониторинг и управление. Это облачные и «туманные» вычисления, как способы работы с данными, искусственный интеллект и создаваемые на его базе «когнитивные предприятия». Плюс рост скорости и точности всех производственно-технологических процессов, цифровая стандартизация и сертификация. Здесь же распределенные реестры, цифровые активы и управление ими, умные контракты и, конечно, кибербезопасность. И наконец, это цифровые двойники как новое прочтение управления жизненным циклом продукта.

Время двойников

Collapse )

Стыдно, господа

Иноземцев привел печальные цифры:

10,6 раза – во столько обесценился российский рубль к доллару за последние 17 лет

34,1% – отношение доходов бюджетов всех уровней к ВВП России. Налоговая нагрузка, как называют этот показатель, в 2,05 раза больше китайской, в 1,57 раза – турецкой, в 1,34 раза – американской

0,15% – доля патентов, выданных в 2014 году Европейским патентным агентством российским заявителям на научные открытия; доля россиян среди авторов научных публикаций в наиболее цитируемых мировых изданиях составила 2,1% (причём их цитируемость в три раза ниже средней)

88 – число долларовых миллиардеров в России по состоянию на середину февраля 2015 года. Совокупно они контролировали собственность, сопоставимую с 34% ВВП страны (в США активы 537 миллиардеров сравнимы с суммой менее 14% ВВП)

Они не противоречат моим ощущениям. Мне за нас стыдно. А вам, господа.

За такие деньги можно только вредить

Сегодня беседовал с установщиком окон. Он из Астрахани, убежал от нищеты.По итогам разговора мне вспомнился  старый анекдот: Сидят рабочие в курилке и обсуждают политинформацию. Самый языкастый заявляет:"Вот парторг говорит, что японский рабочий четыре часа работает на себя, два на хозяина и два на Японию. Я тоже часа четыре в смену работаю, хозяев у нас нет, а на Японию зачем мне работать".
Я  в свое время написал про рабочих два текста: "Школа эгоизма" и "Рабочий возьмет свое". Мне кажется, что с тех пор ничего не изменилось, мотивация на таком уровне, что, как говорится: "за такие деньги работать нельзя, можно только вредить". И от кого власть ждет производительности и качества.

Форум не о том

Пошли волны от питерского экономического форума. Те, кто не был, сэкономили время. А те, кто был, выбрали из сказанного понятное.  Это было трудно, выступали, в основном, не управленцы, а начальствующий состав. А это уже диагноз.
Я обратил внимания на два обстоятельства. Губернатор Полтавченко обещал в 2030 году среднюю зарплату в Петербурге в 90 тысяч рублей. Кто тянул его за язык? Зачем он это сказал, кому от этого станет легче? Не зря он досрочных выборов опасается.
Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров ляпнул: "СМИ не показывают реальной картины того, что происходит в промышленности. Если будем себя загонять в рамки и ежедневно говорить, что все плохо - сформируем отложенный спрос индустриальных инвесторов. Нужно больше говорить о позитиве: каждый день открываются производства, запускаются проекты". Где-то я что-то подобное уже читал, и не раз. Не в материалах ли очередных Пленумов лет 30 назад? А министр то с прошлым, но, видимо, забыл или забылся.
А ведь нам есть что обсудить. Лично я согласен с Антоном Силуановым и с выводами его статьи в газете Ведомости: "Современные экономические исследования показывают, что эффективность бюджетного стимула находится в целом под большим вопросом. Это и понятно: любая экономика обладает конечным объемом ресурсов (трудовых, производственных и проч.). Относительное увеличение государственных расходов просто означает изъятие ресурсов из частного сектора, так как взяться им больше неоткуда". Но проблему о роли государства в российской экономике на форуме не обсуждают. Некому, не с кем, да и незачем.

Мировая экономика - пирамида Мавроди

Мавроди оплошал - его пирамида рухнула. Но чем лучше его пирамиды мировая экономика? В ней все работает только при росте или хотя бы в надежде на скорый рост. Кризисы перепроизводства давно в прошлом, сегодняшний кризис что-то новое. Мало кто из экономистов ставит задачу анализа устойчивости экономики без роста. Это другая задача, для ее решения нужны другие инструменты, которых сегодня просто нет. В гонках на треке есть такая позиция - сюрпляс - равновесие без движения. В движении устойчивость велосипеда могут поддерживать даже дети, а на стопе - только профессионалы. Профессионалы экономики - ау.

Пора учить китайский

Был после большого перерыва в Апрашке - восточном базаре в центре Петербурга. Народа мало, продавцы ищут покупателя, цепляясь по восточному к проходящему. Но основной оборот делают китайцы - все оставшиеся магазинчики, судя по всему, под ними. Китайские продавцы, но у них пока плохо с русским языком, им помогают гордые дети Кавказа и Средней Азии. Никаких касс, никаких рукописных чеков - деньги, товар, все свободны. Настоящая зона свободы. А что делать, китайцы привыкли к экономической свободе. А может быть все дело в китайском языке. 2000 иероглифов для всех не дают возможности разойтись в усложнении экономических правил. А русский язык с его сложными смыслами, неоднозначностью, для регулирования экономики не подходит. Не пора ли учить китайский.