Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Чеченские демоны

Чеченцы трясут всех – США, Россию, Пугачев. Они джигиты и просто так живут. Поэтому братья Царнаевы так и останутся в Америке непонятыми. А вспомните Дудаева – для Афганистана он придумал ковровые бомбардировки – ничего личного, но по-аварски. Масхадов так провел операцию у вильнюсского телецентра, что СССР развалился. Джигит он и в сонной Литве джигит.

Недавно читал интервью одного израильского историка о строительстве нации. В этом мутном деле я понял одно – наша многонациональность с самоопределением – мина, заложенная Сталины. Во Франции тоже были свои чеченцы – гасконцы, бретонцы, но всех причесали под одну гребенку. А у нас Сталин, будучи грузином, руководившим евреями, так хотел власти, что решил национальный вопрос удобным для себя образом. Он недооценил риски национального вопроса, хотя и держал всех в ежовых рукавицах, пока был жив. А нам оставил в наследство не только восточный византизм в виде сталинизма, но и сепаратизм – стремление к воспроизводству и консервации национального уклада, что является мощной преградой для строительства единого российского государства.

Меня всегда удивляло – откуда известный герой кинофильма «Свинарка и пастух» горец-пастух мог знать русский язык. Он взрослый, в советскую школу ходить не мог. Опять советский романтизм. Однако Россия романтизмом не ограничилась - как донор, она, вместе с Украиной, вложилась ресурсами – финансовыми, человеческими, в развитие своих окраин. При этом сама осталась без инфраструктуры. А потом война с ее жертвами и разрушениями.

Сегодня Россия и ее коренной народ находятся не в лучшей форме. Однако городское население за счет образования и стиля жизни изживает свои родовые пережитки – вечно поротый зад, общинность, православность, и уже заглядывается на Европу. В тоже время под натиском глобализации идет переселение народов не только на опустевшие русские земли, но и в города. И начинается новая джигитовка, в которой расслабленные западничеством горожане не сильны.

И чем больше волна пришлых, еще не изживших своих демонов первобытности и клановости, которые к тому же приправлены острым исламским духом, тем меньше у аборигенов желания и возможностей двигаться в Европу не покидая своей земли. В моем окружении редкая семья не имеет родственников, постоянно проживающих за границей.

Это не только призраки Сталина и коммунизма разогнали людей. Это место делают проклятым и новые демоны. В том числе чеченские. Это не их вина. Но это наша беда.

В чем разница между Сталиным и Гитлером

Польский журналист разделяет мое мнение в главном. Остальное - не так важно, но интересно, хотя и вредно, поскольку привлекательно.

Сталинизм. Почему в современной России жив культ людоеда?
("W Sieci", Польша) Петр Сквечиньский (Piotr Skwieciński)

Иосиф Сталин, извините за банальность, был преступником, которого можно сравнить только с Адольфом Гитлером. Однако между ними была разница. Одно из ключевых отличий: фюрер в основном убивал не немцев. Немец, который не был активным антифашистом мог чувствовать себя в Третьем рейхе относительно безопасно. Иосиф Виссарионович, конечно, истреблял несоветских жителей во главе с поляками в Катыни, однако подавляющее большинство жертв сталинского террора — это граждане СССР, и среди них чаще всего - русские.

За два самых плохих года, 1937-1938, одних расстрелянных в Советском Союзе было около 800 тысяч человек. Несколькими годами ранее, во время коллективизации, явившейся по сути целенаправленным истреблением крестьянского класса, в котором большевики видели угрозу, число жертв исчислялось миллионами.

Читайте также: Сталинский террор на картах Google

Сталинский террор действовал не совсем вслепую: он бил по невинным людям, но в первую очередь — по самым активным, заметным в рамках своей среды. И это переломило народный хребет. Эффекты массового истребления (а в еще более значительной степени - исключение тех, кто не был расстрелян, из репродуктивного процесса отправкой в лагеря и ссылки) лучшей части россиян ощущаются по сей день. Это первопричина нынешней неспособности России присоединиться к движущемуся вперед миру. Все это очевидные факты, которые невозможно отрицать. Но между тем...

В 2007 году с утверждением, что «Сталин сделал больше хорошего, чем плохого», были согласны 15% россиян. В 2011 году, по данным ВЦИОМ, эта доля выросла до 26%. В эти годы резко (с 33 до 24%) упало число тех, кто полагает, что в свершениях генералиссимуса преобладало зло. 45% респондентов согласились с тезисом, что «десталинизация — это миф, пустые слова, не имеющие ничего общего с реальными задачами, стоящими перед страной, она приведет к ограничению свободы слова, исковеркает историческое сознание россиян, сделает его однобоким», и лишь 26% опрошенных были согласны с тем, что «Россия не сможет двигаться дальше, успешно развиваться, не осознав ошибок прошлого».

Конечно, есть и другие россияне, и их немало. Сложно, однако, не задуматься над словами известного российского писателя Виктора Ерофеева, по мнению которого «русская душа - по натуре своей сталинистка. Чем дальше в прошлое уходят жертвы Сталина, тем сильнее и просветленнее становится он сам». Это произошло потому, что в эпоху вождя «мы залетали в такие миры, в которых никто еще не бывал. Это нечеловеческие измерения. Наше возвращение в систему нормальных ценностей практически нереально».




Это, конечно, часть правды, но тем не менее. Произошедшее за десятилетия террора вырождение коллективной души, несомненно, является одной из причин, по которым многие россияне не могут совершить духовное расставание с диктатором, выброшенным из мавзолея Ленина. Другая причина кроется в том, что (как сказал один польский священник, хорошо знакомый с Россией) «единственная настоящая религия россиян — это культ Великой отечественной войны», и она дает чувство национальной гордости и смысла. Но и это лишь одна из причин, есть и другие, не менее важные.

Также по теме: Сталинская атлантида

Разрешение на счастье

Поляки автоматически связывают российский культ Сталина с путинской властью. И это ошибка. У Кремля нет сталинистской установки, он вообще находится вне идеологий. Его концепция заключается в игре на всех доступных инструментах: традиционном российском патриотизме со сталинскими мотивами, национализме и даже либерализме. А сталинистские настроения в нынешней России часто имеют протестное звучание. «Сталина на них нет!» — говорит простой россиянин, когда слышит об очередном коррупционном скандале во властных кругах или о произошедшей по чей-то халатности катастрофе. По этой логике, при Иосифе (не то что сейчас) элиты не оставались безнаказанными. Такому мышлению способствует факт, что генералиссимус, в отличие от нынешних элит, был на самом деле человеком скромных запросов.

«Похоже, кто-то из хозяйственного управления или из ГПУ купил мебель, несмотря на мое ясное указание, что старая мебель прекрасно служит. Найдите и накажите виновных! Я прошу вернуть все на место, а новую мебель отправить на склад», — писал Сталин в одном из писем жене.

В коллективной российской памяти живо убеждение в том, что хотя Вождь вместе с другими большевиками преследовал традиционное русское православие, именно он потом в определенной мере повернул вспять этот революционный тренд, подрывающий основы общества.

Из воспоминаний Лилианны Лунгиной — диссидентки и известной переводчицы, в чьем окружении было немало репрессированных, и которую отнюдь нельзя назвать сталинисткой: «В тридцать шестом — тридцать восьмом годах, в период самого страшного террора, повседневная жизнь странным образом улучшилась. После долгих голодных лет, после коллективизации и всего прочего, что довело народ до почти полного истощения, наступило как бы затишье. Отмашку дал сам Сталин. Он произнес знаменитую фразу: "Жить стало лучше, жить стало веселее". В тридцать пятом отменили карточки на питание. Потихоньку заполнялись прилавки. Появилась копченая рыба, икра, четыре или даже пять сортов сыра. Стали повсюду продавать апельсины, испанские. Открылись кафе. Например, "Коктейль-бар" на улице Горького. Там можно было выпить, сидя в полумраке на высоком табурете, — это считалось верхом роскоши. Стали лучше одеваться. Женщины начали ходить в парикмахерские и делать маникюр — маникюрши были даже на заводах, — красили губы красной помадой, выщипывали брови. Раньше все одевались одинаково плохо, а теперь появилась некоторая возможность быть элегантными. Снова стали выходить журналы мод. Товарищу Жемчужиной, жене Молотова, было поручено отвечать за производство духов, лосьонов и кремов. Сталин разрешил радости жизни. Узаконил любовь, семейное счастье (развестись было очень трудно), отцовский долг, позволил поэзию, допустил рассуждения о гуманизме, румяна и украшения. Вернулись танго и фокстрот». [...]

Читайте также: Сталинские рецепты в России

Во время войны Сталин остановил антицерковный террор. Это была временная либерализация, и потом репрессии начались заново, однако (поляки чаще всего об этом не знают), довоенного масштаба в церковной сфере они уже не достигли. Только во время хрущевской десталинизации в рамках «возвращения к ленинским принципам» и борьбы с их сталинскими искажениями, к которым отнесли и терпимость к православию, за Церковь взялись снова.

Притягательность тирана

В отличие от своего немецкого коллеги, кремлевский диктатор был настоящей личностью. Преступной, но притягательной. «Сталин был похож на огромного вальяжного зверя кошачьей породы, с мягкими лапами, железными когтями, грациозной походкой и стремительным прыжком, в равной степени убедительными мурлыканьем и жутким рыком», — пишет диссидентка Валерия Новодворская. Не одна она. Встречавшиеся с Вождем иностранцы удивительно часто сравнивали его с тигром или другими большими кошками, то есть - с мощным, страшным, но одновременно красивым зверем. [...]

Сталин (вновь в отличие от Гитлера) при всей своей параноидальности и жестокости был чрезвычайно умен. И хотя он создал квазирелигиозный культ своей личности, сам он ему не поддался, что свидетельствует о трезвости его мышления (парадоксальной, для, повторюсь, человека, страдающего паранойей). Доказательством тому может служить, например, состоявшийся уже после войны диалог с сыном Василием — пилотом и представителем московской «золотой молодежи». Когда отец в очередной раз отчитывал сына за то, что тот порочит фамилию Сталин, Василий возмутился: «Я ведь тоже Сталин!» «Нет, ты не Сталин, и я не Сталин. Сталин — это советская власть. Сталин — это тот Сталин, который в газетах и на портретах, но это не ты и даже не я», — парировал Вождь.

Также по теме: Тень сталинизма над Кавказом

При генералиссимусе советское государство не только победило в войне. Оно двигалось вперед и в других сферах, в том числе экономической. Советская экономика вплоть до 60-х годов, даже если вычесть все статистические подтасовки (которыми отличалась Москва), развивалась быстрее, чем экономика западных стран. «На рубеже 50-60-х годов Запад чувствовал то же восхищение советской экономикой, что в 70-80-х - Японией, а потом Китаем и Индией, — пишет автор книги "Красное изобилие" (Red Plenty) англичанин Фрэнсис Спаффорд (Francis Spufford). — Это не было чистой фикцией. Под слоем внешнего лоска крылся подлинный феномен. После распада СССР и открытия архивов российские и западные историки заново пересчитали данные о его экономическом развитии, и даже если взять самые скромные цифры, более низкие, чем публиковал Кремль или даже ЦРУ, Советский Союз в 50-е годы в любом случае развивался быстрее любой другой страны мира, за исключением Японии».




Конечно, это было экстенсивное развитие, опиравшееся на ставшую возможной в результате коллективизации эксплуатацию деревни. Когда оно исчерпало свои возможности (в начале 60-х), дистанция с Западом перестала сокращаться и начала увеличиваться. Но это произошло через достаточный промежуток времени после смерти Сталина, чтобы его имя с этим фиаско не ассоциировалось.

Тем более что система сталинского единовластия производила впечатление единственно возможного режима, который, скрывая в себе тенденции к застою и распаду, мог заставить Россию развиваться. Не кто иной, как Александр Солженицын вложил в уста (отнюдь не отрицательного) героя одного из своих рассказов такие слова: «И все понимали, что потеряли Величайшего человека. Но нет, и тогда еще Дмитрий не понимал до конца, какого Великого, — надо было еще годам и годам пройти, чтобы осознать, как от него получила страна Разгон в Будущее. Отойдет вот это ощущение как бы продолженной войны — а Разгон останется, и только им совершим невозможное». [...]

Читайте также: Оправдание сталинизма

Как развеять чары?

Нас, поляков, раздражает такое дьявольское переплетение смыслов, но больше всего оно вредит самим россиянам. Хотя (следует в очередной раз это подчеркнуть) такое восприятие не свойственно им всем поголовно, оно не позволяет народу в целом осмыслить свое прошлое и естественным образом оказывает негативное влияние на способность России влиться в современность, а также на эффективность этого государства в широком смысле слова.

«Каждый день возноси хвалы своим богам за то, что русских парализовало идиотское учение, — писал в 80-е годы Тадеуш Конвицкий (Tadeusz Konwicki). — Благодарите небеса за то, что их искусство пропитано графоманией, что их мозги наполнены обрывками мыслей каких-то идеалистов XIX века. Вообразите себе свободную, демократическую Россию с капиталистической экономикой: такая России за несколько лет создаст гениальное искусство, которое бросит весь мир на колени. Такая Россия действительно обгонит по промышленности Америку, а нас она засосет как пылесос муху. Она поглотит нас на правах культурного превосходства - без танков, без изменников, без ссылок в Сибирь».

Если это так, не должны ли русофобы радоваться тому, что россияне не могут освободиться от сталинских чар?.. Я не русофоб. Мне бы хотелось, чтобы они распрощались с этим людоедом.

Оригинал публикации: Stalinizm. Skąd we wspóczesnej Rosji bierze się kult potwora?

Опубликовано: 04/03/2013 18:58

Сталин - абсолютный ноль гуманизма

Прочитал очередную статью про Сталина. Симпатичный дядя получается, если говорить о заводах, тоннах и кубометрах. А у нас об этом по-прежнему любят поговорить. Но как только речь заходит о людях картина сразу меняется. Так что дело вовсе не в Сталине, а в нас. Пока у нас и для нас человек не станет мерой вещей мы так и будем бороться с призраком Сталина и другими химерами. Так что разбираться надо не со Сталиным, а с собой. Надо менять метрики, вместо тонн и кубометров говорить о людях, их жизни, развитии, достижениях. Метрики можно взять из Европы, а можно сочинить свои - в Питере при Матвиенко и Бланке был такой проект. Тогда и Сталин не будет столь прилекателен. И точкой отсчета российской жизни в ее человеческом измерении нужно взять не 1913 год, а время апофеоза сталинизма. Оставить Сталина в истории нужно как абсолютный ноль гуманизма. На первое время хотя бы, ведь в истории были людоеды и покруче. Экономисты и социологи, за  работу.

Сталин как аттракцион

Думал всех удивить новизной взгляда - не тут-то было. Взгляд на Ленина в такой транскрипции уже имеет место быть. Но у меня немного другое - я не сторонник политических баталий, у меня бизнес-план.
Будем откровенны - Россия известна миру  не своими продуктами, а своим коммунистическим  экспериментом. Его атрибуты - Ленин, Сталин и прочие наделали делов на века, но пусть они теперь немного поработают на страну, которую ввергли в страдания. Для этого надо немного - сделать из социализма и коммунизма аттракцион - что должно привлечь туристов. Туристы не позволят аттракциону стать символом идеи - им надо предложить такую экспозицию, которая  стала бы чем-то вроде идеологического Дисней-ленда. Страшилки, веселуха, атрибуты культа - это должно быть забавно. А вместо героев мультфильмов - Василий Иванович, Берия. Ну и Ленин со Сталиным до кучи.
От всего этого для российских граждан тоже польза - надо же выдавить из себя раба не только Дерипаскам с Прохоровыми, но и Семен Семеновичам. А как это сделать если не начать смеяться над советскими идолами.
Кто-то скажет это грех, а история России это не мультфильмы. Но именно смеясь человечество освобождается от своих пороков. Без этого власть начинает относится к себе слишком серьезно. Признаки этого уже заметны - непогрешимые спасители и эффективные менеджеры уже готовы к тому, чтобы стать единственными. И население готово выстроиться в стройные ряды и направиться за очередным миражом. Надо лишить власть скрытых смыслов и атрибутов сакральности. Пусть будут как все. И начать этот процесс лучше со смеха, а не с политической трескотни.